Содержание

Умри, бабка, умри!
Рассказы  -  Триллеры

 Версия для печати

Проклятая старая ведьма! Когда же ты наконец сдохнешь?! Господи, ну что я такого сделал?! За что мне все это?! За что Ты меня так караешь? Впрочем, какая, к черту, разница - Тебя ведь все равно нет! А был бы, то не допустил бы такого. . . 
     Парадоксально, но ведь когда-то это было моей бабушкой! Милой старушкой, нежно любящей своего единственного внука, то есть меня.  И кто бы мог подумать. . .  страшная штука - маразм.  Началось все с того, что мы с отцом перевезли ее к себе после пожара, в результате которого бабкина изба перестала существовать.  Зря мы это сделали.  Если по уму, так следовало отправить ее в дом престарелых.  Пока она жила одна, она, видимо, держала себя в руках, оставаясь в здравом уме и доброй памяти, а когда почувствовала заботу - тут-то и расслабилась. . .  Не прошло и пары месяцев, как она начала капризничать по любому поводу, пускать слезу, обижаться по пустякам.  Сначала конфликтовала с женой, потом на полном серьезе принялась ругаться с моей трехлетней дочерью.  Недаром говорят: что старый, что малый - все едино.  А потом эта старая стерва навбивала гвоздей в полированные дверцы шкафов, потому что ей, видите ли, не на что повешать ее макраме! И гвозди-то здоровые - сотка, не меньше! - поражаюсь, откуда силы взялись! И пошло - поехало. . . 
     Два года мы ее еще кое-как терпели, но теперь, когда она начала гадить в штаны, жить с ней под одной крышей стало просто невыносимо! Знаете, каково это - каждый день (да не по разу!) стирать панталоны, обосранные полоумной старухой?! И не дай вам бог узнать!
     Короче, как ни кощунственно это звучит, мы с отцом (ее родным сыном, между прочим) стали с нетерпением ждать, когда же к нашей старухе придет другая (та, что с косой).  Увы! Несмотря на то, что на том свете ей давно уж прогулы ставят, моя "любимая" бабушка даже и не думает помирать.  Более того, я думаю, что она представляет из себя некий природный феномен, уникум.  Дело в том, что год назад она за каким-то чертом полезла на табурет, упала и сломала ногу в бедре.  Это обстоятельство нас, конечно, не обрадовало, но и не огорчило особо.  Сами понимаете, в таком возрасте переломы обычно уже не срастаются, и мы надеялись, что карга благополучно пролежит в постели до самой своей кончины, не ползая по квартире и не мозоля нам глаза.  Тем более, что стирать обгаженные простыни нам было не привыкать.  И что бы вы думали?! Сломанная кость срослась быстрее, чем у молодой! В девяносто два года!
     А недавно ее хватил инфаркт.  Положили ее в кардиологию, в палату к еще трем таким же полоумным, страдающим недержанием, старухам.  Ну, тут-то я по-настоящему обрадовался.  Редко кто переживает инфаркт в ее-то годы.  Каждые два часа я интересовался у врача, мол, как там она? Тот, бедный, наверное, умилился: до чего заботливый внук! Увы! В конце концов, все вышло как в том анекдоте про тещу: "Ну, как она, доктор?" - "Крепитесь! Новости неутешительные - идет на поправку".  А тут как назло наш чертов водоканал перекрыл больнице воду, и всех больных досрочно выписали.  Ну, не всех, конечно, а только тех, кто либо явно шел на поправку, либо совсем уж безнадежных.  Моя "дорогая" бабуля, естественно, относилась к первой категории.  Две недели, пока она валялась на больничной койке, мы жили как в раю, и вот, с сегодняшнего дня все по-новой - и обдристанные панталоны, и безумное брюзжание старой карги. . . .  На такси полсотни потратить пришлось, чтоб ее из больницы забрать.  И ведь еще сопротивлялась,
     гадина, когда я ее в машину усаживал! Будь моя воля, я б ее там и бросил, посреди улицы - пускай валит на все четыре стороны.  Но отец. . .  Все-таки эта старая стерва ему мать родная.  Самое обидное, что отец в командировке уже десять дней и неизвестно когда приедет, жена с дочерью уже месяц живут в деревне у тещи.  Бросили меня.  Оставили один на один с бабкой. 
     Лежит вон, на своем диване - дрыхнет, сволочь.  И храпит на всю квартиру.  Что-то я раньше за ней храпа не замечал, это она после инфаркта начала.  Взять бы сейчас да и удавить ее, пока спит! Надеть бельевую прищепку на нос и. . .  Черт, а ведь это мысль! Нет, без шуток.  Ведь это элементарно - подойти и перекрыть ей кислород, пока она спит.  Кто будет разбираться в истинных причинах смерти?! Сдохла и сдохла, туда ей и дорога! Правда, сейчас у меня на это, пожалуй, духа не хватит.  Да и нельзя такие вещи спонтанно делать.  Тут основательная подготовка нужна, а то проколешься в чем-нибудь, как Родион Романыч. . . 
     *
     «Сегодня я, кажется, морально допрел.  Что ж, всех вернувшихся будет ждать приятный сюрприз. . . »
     С этими мыслями Станислав Писарчук прокрался в комнату бабки.  Как и предполагалось, старуха безмятежно спала в своем кресле перед включенным телевизором.  Телевизор она смотрела без звука, потому что была совсем глухой.  "Ишь, какие рулады носом выводит!" - отметил Писарчук.  - "Здорово же она изменилась за последнее время - совсем на себя непохожа стала.

Пётр Перминов ©

13.03.2008

Количество читателей: 6156